skip to Main Content
БАЛТИЙСКАЯ КОСА. СОСТОЯНИЕ ТИШИНЫ.

БАЛТИЙСКАЯ КОСА. СОСТОЯНИЕ ТИШИНЫ.

Часть 1.  

Мир, в котором мы живем, очень разный. В основном, мы видим внешние различия: города отличаются от пустынь, горы отличаются от морей и океанов. Мы знаем, что Солнце на рассвете не такое, как днем, или на закате. 

Все это внешние различия.  А есть наше восприятие различных мест на Земле. Одни мы просто проезжаем, видим и забываем. В других нам приходится провести некоторое время, по разным обстоятельствам, и затем мы также уезжаем и все…  Они не живут долго в нашей памяти.

Но есть такие места на Земле, куда просто тянет, хочется туда вернутся. Стоит побывать там один раз – и все, уже это навсегда в памяти. И тянет туда как-то изнутри, на подсознательном уровне.  Можно опять приехать, провести там время. Но как только уедешь – опять туда тянет.  Можно называть это какой-то «энергетикой места», но это уже не важно.

Раньше я думал, что в моей жизни было два таких места: Кенозеро и Тарханкут. 

Недалеко от первого места я провел два года службы в армии. Тогда никто не называл это место «Национальный парк Кенозерский».  Национальным парком Кенозерье стало  28.12.1991 года.  А я там был в 1985 – 1987 гг.  Кажется, ничего особенного: просто красивая природа настоящего Русского севера. Но запомнилось именно внутреннее состояние.  Прошло много лет, но я и сейчас помню это состояние полной безмятежности, какой-то невесомости, расслабленности. Мне не довелось побывать там еще раз. Но тянет до сих пор.

Мыс Тарханкут в Крыму я впервые увидел в 1989 г. Просто поехали в Крым компаний. Хотели «подальше от цивилизации».  Выбрали самую западную точку Крыма – мыс Тарханкут.  Кажется, что там особенного? Красивые скалы и море есть и в других местах Крыма. Но только на Тарханкуте  состояние легкости и абсолютно открытого пространства во все стороны. Это как нести на себе все время тяжелый груз, к которому привыкаешь и его уже не чувствуешь… А затем этот груз внезапно исчез. И сразу чувствуешь разницу со своим предыдущим состоянием.  Вот и на Тарханкуте так.  Стоит там оказаться – и чувствуешь невероятную легкость.  Особенно это ощущаешь в той части Тарханкута, которая называется Джангуль.

С тех пор на Тарханкуте довелось побывать несколько раз. И чувство внезапно наступающей легкости повторялось. 

В 2001 году был переезд из Донецкой области (тогда еще Украины) в Калининград.  Просто в поисках лучшей жизни. Лучшей она не оказалась, скорее наоборот. Но она оказалась другой.  У многих «коренных калининградцев», как они себя называли, была совершенно чуждая мне система ценностей. Сейчас, в 2023 году, ситуация поменялась, потому что в Калининград приехало очень много самых разных людей, и они сформировали новую реальность. Все постепенно меняется к лучшему.  Правда, еще долго и много нужно менять.  

Уже через несколько лет проживания в Калининграде я понял, что переезд был ошибочным решением. Страшные 90-е прошли, в родном Донецке жизнь стала налаживаться, и уже примерно к 2008 -2010 гг. по качеству жизни Калининград отстал от Донецка. А по уровню культуры и образования населения даже сравнивать было неуместно.  Так как я постоянно ездил в Донецкую область, к родителям, то сам все это видел.  И чем больше видел, тем больше жалел о переезде в Калининград.

В Калининграде было начало дело, которое не хотелось оставлять. Здесь нашлись те, кто пошел развивать его вместе со мной. И вернуться в Донецк означало не просто оставить в Калининграде начатый бизнес, но и нехорошо поступить по отношению к тем, кто был со мной в одной команде.  Вот так и возникла ситуация, которая продолжается уже долго. Фактически, я стал заложником Калининграда. Или заложником своей же системы ценностей. Мы ведь в ответе за тех, кого приручили, не так ли? Но это отдельная тема.

И теперь я постоянно езжу Калининград-Донецк. Раньше летал, пока в Донецке не разбомбили аэропорт…  После этого стал летать Калининград – Ростов-на-Дону, а оттуда – на машине в Донецк…  Сейчас дорога стала еще сложнее, т.к. аэропорт Платов (Ростов-на-Дону) не работает…

Каждый раз, когда я был дома, мне не хотелось возвращаться в Калининград. Даже после 2014 года, когда у меня дома началась война. 

Но в 2021 году произошло интересное событие.

Никогда не думал, что именно в Калининградской области может находится такое же уникальное место на Земле, как Кенозеро или Тарханкут.  Не такое масштабное, но совершенно уникальное.

Это Балтийская коса. Небольшой, уходящий в море участок суши, отделенный проливом от г. Балтийска. Просто наберите в Интернете в любом поисковике «Балтийская коса» и откроется множество фотографий, в том числе с высоты.

В 2021 году, совершенно для меня внезапно, я оказался на Балтийской косе. Просто наткнулся в Интернете на сайт Старого Люнета  https://oldlunet.ru   Это небольшой музей Балтийской косы, который создали неравнодушные люди.  Так получилось, что был свободный день, и я решил туда съездить и посмотреть.    

На пароме через пролив. Еще не знал, что там меня ожидает. Снято камерой смартфона.

Первые минуты на Балтийской косе я пытался понять, что же изменилось? Ведь я просто сошел с парома и направился в сторону Старого Люнета, и далее Западного форта. И вдруг понял, что изменилось. Я не чувствовал себя в Калининградской области. На Балтийской косе было другое состояние, не «калининградское».

Это была не безмятежная расслабленность Кенозера, и не безумная, невероятная легкость Тарханкута.  Мне даже сложно как-то кратко описать это состояние. 

Когда я смотрел через пролив в сторону Балтийска, то мне казалось, что смотрю на киноэкран. Здания, корабли, все это там, в кинофильме…    А я здесь, и смотрю это кино со стороны.  В этом кино не слышно звука.  Или он есть, но какой-то приглушенный.  Только через время я понял, как назвать это состояние.  

Это внутренняя Тишина, она в мыслях, в душе, во всем… Спокойствие вне времени.  Это прекрасное состояние покоя и равновесия. Словно мы находимся одновременно и в прошлом, и в настоящем.  Время сжимается, и даже свое детство кажется на расстоянии вытянутой руки.  Мне никогда не приходилось испытывать подобное состояние. Но я поймал себя на мысли, что всегда как-то подсознательно хотел этого.   

Не знаю, чувствуют ли это те, кто постоянно проживает на Балтийской косе.  Может они привыкли?  Может для них это как «шум моря», к которому привыкают?

Мое время на Балтийской косе было ограничено, нужно было спешить на паром.

Но я уже точно знал, что еще приеду сюда, и не один раз.

Часть 2.

Как раз в 2021 году я получил от замечательного Мастера из Нижнего Новгорода после профилактики старинную фотокамеру Москва-5, 1959 года выпуска.  В 2020 я купил ее в довольно хорошем состоянии, но сильно покрытую «пылью времени». У прежнего владельца камера пролежала на полке несколько десятилетий, и нуждалась в полной профилактике: чистке, замене смазки, настройке затвора и т.д.  Владимир все сделал, и весной 2021 года я получил камеру в идеальном состоянии.

Краткий рассказ об совершенно уникальной камере Москва-5, 1959 года выпуска.

Кажется, ну что там можно такого найти, в этой старинной камере?  Основное достоинство камер прошлого века – объективы классических оптических схем.  Вы никогда не задумывались, почему старые фотографии не такие, как современные?

Современные цифровые снимки резкие, контрастные, с яркими красками. И нам кажется, что это и есть эталон качества.  До тех пор, пока не откроем какой-то старый альбом, или архив, где есть фотографии прошлого века, сделанные не случайными любителями. 

Старые фотографии выглядят так, словно они из другого мира. Они отличаются завораживающим рисунком световых переходов, глубиной и объемом изображения.   В этих фотографиях словно есть душа. 

И мы сразу понимаем, что оценивать качество фотографии по резкости и краскам – это как судить о симфоническом оркестре по громкости его звучания.

Дело не только в том, что старые фотографии сняты на пленку.  Конечно, пленка имеет значение. Но еще большее значение имеют оптические схемы объективов.  В начале 2000-х произошел не просто массовый переход на цифру, но и отказ от классических оптических схем в пользу более универсальных и многолинзовых.  Этого требовала автоматизация процесса съемки и удешевление производства фотокамер. При этом цена камер только неадекватно выросла… В общем, маркетинг для тупого потребителя.   Мы получили резкость и яркие краски, но потеряли пластику, объем, полутона, световые искажения и блики… То самое, что называют «рисунком» оптики.  Подробно об этом в моей статье «Объективы: рисунок хорошей оптики» https://foranganda.ru/объективы-рисунок-хорошей-оптики/

Вот из-за этого «рисунка» мне и нужна была Москва-5, камера высокого класса из прошлого века, из 1959 года. Ее объектив Индустар-24 (классическая схема TESSAR) мог передать на снимках не просто изображение, а то самое состояние «внутренней тишины».  Объективы классических оптических схем  — это идеальный инструмент для рисования светом.  Инструмент, в котором ничего лишнего, и возможности которого безграничны.  Все зависит только от вас.  Но есть одна проблема: работа этим инструментом – непреодолимый барьер для большинства современных «цифровых»  фотографов.  

Кстати, и фотопленку сейчас выпускают. Основной производитель пленки – компания Kodak —  возобновил производство в 2017 году. Сейчас Kodak выпускает достаточный ассортимент:  профессиональные Ektachrome 100;  Ektar 100;  Portra 160, 400 и 800;  кинопленки Vision 3 250D и Vision 3 500T,  а также пленки любительского класса. Также выпускают пленку компании Fuji и Ilford. Современные пленки профессионального класса стоят дорого, до нескольких тысяч рублей за катушку.  Плюс проявка, печать. Настоящая фотобумага (не для принтеров) тоже стоит очень дорого…  Современная пленочная, или как сейчас говорят «аналоговая», фотография  — это очень дорогое занятие.  Но результат, качество снимка, того стоит. 

Вот здесь подробнее о пленке https://foranganda.ru/к-нам-вернулась-пленка/

Механическая камера с объективом классической схемы плюс современная профессиональная пленка – это возможность получить изображение высочайшего качества.

В один из дней сентября 2021 года, я зарядил камеру Москва-5 пленкой Kodak Portra 400, и отправился на Балтийскую косу.  

Часть 3.

Маршрутка Калиниград-Балтийск, далее паром на 16-00… Примерно в 16-30 я зашел во двор  Старого Люнета.  Посидел там несколько минут во дворе, послушал лекцию об истории, которую вела директор музея Валерия…   Там сидела на лавочках группа, человек двадцать.  Я и дальше бы слушал, но нужно было идти.  Просто я чувствую, когда что-то будет.  Должен быть хороший кадр, он уже рядом, если считать по времени.  Надо было идти в сторону Западного форта.  Когда до форта оставалось метров 100, я посмотрел налево и увидел этот будущий кадр.  Просто грунтовая дорога, волнистая высокая трава, деревья, а вдали дома.  Но я видел, каким он будет через время, когда Солнце опустится ниже над горизонтом.  Тогда будет совершенно другая «картинка».  Теплые цветовые тона, длинные тени… И это продлится совсем недолго, всего несколько минут. А затем Солнце зайдет за морской горизонт, наступят сумерки.

На развалинах Западного форта я просидел в ожидании, когда Солнце придет в нужное положение. И когда оставалось минут 15, то вернулся на точку съемки, поставил на штатив камеру и стал ждать.  Теперь каждая минута имеет значение, главное – не пропустить момент. 

Вот он, этот свет.  Солнечные лучи почти параллельно земле, длинные тени, теплые тона. Быстро меряю освещенность экспонометром Ленинград-6, ставлю значения выдержки на камере (диафрагма установлена изначально).   Дорога каждая секунда, ведь нужно сделать несколько кадров, два-три дубля. Так, на всякий случай.  Снять успеваю, затем меняю точку съемки на два метра в сторону и делаю еще пару кадров.  Все, съемка сделана.

Москва-5, Индустар 24, Kodak Portra 400

Теперь можно расслабиться и просто наблюдать за этим пейзажем в оставшиеся секунды, пока Солнце на зашло за морской горизонт. 

Знаете, бывает такое: смотришь на что-то, а сквозь наш видимый мир словно участками просвечивает что-то еще.  Вот и сейчас мне показалось, что под большим деревом играют дети. Это явно была картинка из прошлого. Их было несколько человек, и одна девочка так посмотрела в мою сторону, словно хотела сказать: «Дай мне то, что у тебя».  Ее лицо было мне знакомым, я его где-то видел. Но что я мог ей дать? У меня была только камера.  Солнце опустилось, свет исчез, а вместе с ним исчезла и картинка с детьми. Скорее всего, она была только в моем сознании – Балтийская коса так действует.

Затем был паром, маршрутка Балтийск-Калининград.  Не выходили из памяти слова «Дай мне то, что у тебя». Там, на косе, они словно прозвучали у меня в голове.  Кто-то просил у меня этот снимок. Тогда я не понял: что надо дать? У меня только камера. Но в камере была пленка, на которой были только что экспонированные кадры. Снимок уже существовал.  Через время я решил эту загадку из прошлого.

Знаете, что самое важное в этой истории?  Этот снимок был сделан механической камерой и на пленку.  Остались негативы. Пройдут годы и десятилетия.  Не будет меня, не будет вас, тех кто сейчас читает этот текст.  Не будет Балтийской косы в ее нынешнем виде.

А негативы останутся. Не знаю, где и кого они будут. Но в любой момент с них можно будет «взять» изображение, сканером или фотоувеличителем, неважно.  Можно будет напечатать этот снимок.  Это одна из причин, почему я снимаю на пленку. Остается материальный носитель информации (изображения), негатив или слайд.

Негативы — это возможность сохранить изображение на многие годы и десятилетия. Даже в наш цифровой век пока еще не создан носитель, способный хранить электронные файлы (цифровые изображения) более 15-20 лет…

Часть 4.

Балтийская коса уже стала меня притягивать. Состояние Внутренней Тишины — это возможность отдыха от всех забот и проблем, которые остаются в Калининграде. Но не только это меня привлекало.

Эффект «сквозящей реальности», описанный Даниилом Андреевым, очень хорошо и реально чувствуется на Балтийской косе. Играющие под большим деревом дети, эта картинка из прошлого, была настолько реальной, что мне было сложно поверить, что все это было только в моем сознании.  Но что-то же действовало так на мое сознание!  

В следующую поездку я взял камеру Pentax K2 c советским объективом МС Вариозенитар К 25-45/2,8-3,5.  Это камера 1975 года, на то время «верхняя» в линейке Pentax. Стальной корпус, титановый затвор – то, что мне нравится. В этой камере Asahi Optical впервые в мире реализовала заобъективный замер и режим приоритета диафрагмы.  Но главное, в Pentax K2 есть полностью ручной режим управления. Объектив МС Вариозенитар К 25-45/2,8-3,5, один из немногих советских зумов, и он отличается высоким оптическим качеством. Незадолго до этой поездки я тестировал его, сравнивал с близким по фокусным расстояниям японским аналогом профи уровня Tokina 24-40/2,8. Оба эти объектива есть в моей коллекции. К моему удивлению, Вариозенитар оказался лучше по контрасту, цветопередаче и способности снимать в очень сложных световых условиях. Вот здесь тест https://foranganda.ru/мс-вариозенитар-28-35-25-45-и-tokina-at-x-28-24-40/

В камеру Pentax K2 я зарядил кинопленку Kodak Vision 3 250D.  Эту пленку можно использовать и для фотографии. Главное – проявить ее правильно. Обработка кинопленок идет по другому процессу, отличается состав химии, температура и т.д.

Pentax K2 давал мне возможность снимать более оперативно, чем ранее используемая Москва-5.  Конечно, кадр 24х36 мм уступал в качестве кадру 6х9 см.  Но Москвой я мог работать только со штатива, и это давало свои ограничения в плане скорости и мобильности.

В этой поездке будем снимать другое настроение. Будем искать странное, необычное.

Как и раньше, времени у меня было немного, потому что я был «привязан» к расписанию парома. В 14-15 я был на Балтийской косе, и нужно было вернуться на паром к 16-00.

Мне хотелось пройти к побережью возле Западного форта, а затем посмотреть поселок.  По пути зашел во двор Старого Люнета, там как и всегда, сидели люди, слушали рассказ об истории Балтийской косы. К сожалению, у меня не было времени слушать. Но я успел погладить местного «люнетовского» Кота.

Хорошо, что еще есть те, кого интересует история Балтийской косы. Снято камерой смартфона.
Вот такие стенды сотрудники Старого Люнета ставят по всей территории Балтийской косы. Снято камерой смартфона.
Местный «люнетовский» Кот. Нагло лежал посередине прохода, чтобы все на него обращали внимание. Снято камерой смартфона.

С хорошим настроением после общения с Котом , я направился в сторону Западного форта.

Уже на подходе к форту обратили внимание на себя вот эти деревья. Их ветки без листьев так устремились вверх, в небо, словно кричали о чем-то.  А отсутствие травы под деревьями только усиливало этот эффект.  Ну что же, такое время года – весна на Балтийской косе…

Pentax K2, МС Вариозенитар 2,8-3,5/25-45, Kodak Vision 3 250D

Больше на побережье ничего снимать не стал, направился в поселок. Интересное нашлось быстро. Ну очень своеобразный дворик, по которому разгуливал черно-белый кот.  На Балтийской косе и коты, и собаки, вообще не боятся незнакомых людей. Они у себя дома. Дают себя погладить, и могут пойти следом за вами.

Pentax K2, МС Вариозенитар 2,8-3,5/25-45, Kodak Vision 3 250D

Не только этот дворик с котом был интересен.  Стена дома тоже выглядела не совсем обычно. Какое-то жутковатое настроение от закрытых дверей и окна, от плетущегося растения.  Но это Балтийская коса. Здесь можно и не такое увидеть. Главное – почувствовать настроение.

Pentax K2, МС Вариозенитар 2,8-3,5/25-45, Kodak Vision 3 250D

После этого кадра я просто пошел дальше по улице, вышел на набережную, направился в сторону пристани. Навстречу шла группа людей с экскурсоводом из Старого Люнета.  Неравнодушные люди делают хорошее дело. Но их настоящая битва еще впереди. Придет время, нужно будет им помогать. Ведь только они сейчас настоящие Хранители красоты и истории Балтийской косы.

На набережной ко мне подошел еще один Кот. Долго шел за мной.

В тот день я больше не снимал ничего. Просто дождался парома и отправился в Калининград. 

Часть 5.

После этих двух поездок на Балтийскую косу возникло желание провести там больше времени. Снять так квартиру на ночь, чтобы провести на косе вечер и утро.  Именно утром и вечером самый интересный свет.  Очень хотелось посмотреть другую сторону косы, ту часть побережья, где аэродром Нойтиф.  Эта часть Балтийской косы хорошо освещена утром. В начале лета 2022 года удалось это реализовать – переночевать на косе и утром прийти на аэродром Нойтиф.

Аэродром Нойтиф на Балтийской косе известен своими уникальными ангарами для самолетов. Был построен для авиации третьего рейха, после Великой Победы в 1945 году перешел к Советской, а в 90-х годах к Российской авиации.  В 1995 году перестал использоваться, и теперь здесь все заростает диким шиповником и другой растительностью… Ангары действительно уникальны, их нужно сохранить. 

На этот раз я снимал камерой MAMIYA M645 1000s, ее «родной мамиевской» оптикой, и на пленку Kodak Ektar 100.  Эта пленка дает очень яркие, насыщенные цвета и высокий контраст. 

Старый аэродром, огромные ангары для самолетов, взлетная полоса… И много-много дикого шиповника, цветного мха, и другой растительности. Балтийская коса — это особое место. Рассказать невозможно. Нужно только ехать и смотреть.

Mamiya M645 1000s, Mamiya-Sekor N 55-110 mm f/4.5, Kodak  Ektar 100

На Балтийской косе, со стороны аэродрома Нойтиф, есть старый полуразваленный причал. Точнее – бетонная перегородка , чтобы мины из залива не попадали к зоне взлета-посадки гидросамолетов. Давно не летают здесь ни обычные, ни гидросамолеты…  Перегородка в полуразваленном состоянии. Сейчас местные рыбаки используют ее как причал.

Там живет местный Рыжий Кот. Мне приходилось встречать его там не один раз, когда раньше просто заходил сюда посмотреть…  Сфотографировать Кота сложно, он постоянно в движении. Он словно чувствует, когда вы будете снимать.  Сразу переходит на другое место.  Вот и я, только поставил камеру, все навел, уже начал нажимать на тросик и …. Кот перешел ближе ко мне.  Вышел из зоны резкости.  Кот у себя дома, а все мы — просто тут мимо проходили.

Балтийская коса, старая стена — причал. И Рыжий Кот вне зоны резкости.

Mamiya M645 1000s, Mamiya-Sekor N 55-110 mm f/4.5, Kodak  Ektar 100

Переснимать Кота не стал, было мало времени. Нужно было возвращаться, чтобы успеть на паром. А до парома нужно было успеть собрать вещи в дико грязной и жутко миниатюрной «квартире», которую за приличную цену сдала на ночь местная «хозяйка»….   Ау, жители Балтийской косы, это камень в ваш огород. Избавляйтесь от таких «сдавателей квартир», они опускают ниже плинтуса имидж Балтийской косы.

Но по пути увидел особенный вид на залив. Просто утренний свет, вода, нежные облака вдали. Не мог это не снять.  Это визуальная иллюстрация того состояния Внутренней Тишины, которое присутствует на Балтийской косе.

Mamiya M645 1000s, Mamiya-Sekor N 55-110 mm f/4.5, Kodak  Ektar 100

Часть 6.

Дальше был перерыв. Было много других забот, были поездки в другие места. Например, в Северную Осетию-Аланию…

Но Балтийская коса притягивала. Я как-то как само собой стал понимать, что мне нужно на Балтийскую косу. Нужно периодически приезжать туда, чтобы растворятся в этом состоянии Внутренней Тишины, чтобы иногда видеть «сквозящую реальность»…  

Раньше мне было нужно периодически ездить на Тарханкут. Только там я мог отдохнуть от всех ежедневных забот. Теперь появилась Балтийская коса.  Она значительно ближе, чем Тарханкут.  На Тарханкут нужен билет на самолет до Симферополя как минимум. А сейчас все сложнее, аэропорт Симферополя не работает… Ростова-на-Дону тоже… Добраться в Крым из Калининграда не просто.

А Балтийская коса рядом. Просто нужен свободный день. Маршрутка, паром и все, вы на Балтийской косе.

Тревожит только один вопрос: а сколько еще времени будет Балтийская коса? Такая, как сейчас?

После поездки на Кавказ, в Северную Осетию-Аланию, в моей камере Москва-5 осталась черно-белая пленка  Kodak T-Max 400.  Несколько кадров. И я решил доснять их на Балтийской косе.

Часть 7.

Осень 2022.  Неважно, какая погода. Классическая оптика работает в любых условиях. Напомню, объектив Москвы-5 (Индустар 24)  – это объектив классической схемы TESSAR, созданной в 1902 году доктором Паулем Рудольфом, конструктором-оптиком известной фирмы Карл Цейс.  Для этой оптики нет невозможного.

Странный день на Балтийской косе: Солнце внезапно закрывается облачностью, которая ползет низко, словно какой-то смог… Был яркий солнечный свет – и через полчаса почти сумерки.   Но облачность пролетела, и опять Солнце.   

 Меня заинтересовали странные кирпичные постройки, как башенки, рядом с ангаром. Странный ритм кирпича кривых форм и прямолинейного бетона колонн ангара. Успел снять, пока был яркий солнечный свет.

Москва-5, Индустар-24. Kodak T-Max 400

И через несколько минут погода изменилась, опять налетела низкая облачность.  Теперь диск Солнца местами просвечивал сквозь эту странную сырую дымку. Даже не могу назвать это облаками, это какое-то состояние атмосферы. Вдруг стало почти темно, и только мокрая от этой облачности дорога-бетонка блестела. Она отражала блеклый свет Солнца, который пробивался через низкую облачность..

Москва-5, Индустар-24. Kodak T-Max 400

Вот такая Балтийская коса: все постоянно меняется.

Крайний снимок 2022 года на Балтийской косе был так же был сделан Москвой-5. 

На площадке перед зданием аэродрома Нойтиф, местные рыбаки сушили сети.  На берегу лежали огромные лодки.  Дети игрались среди них, словно среди холмов.  Как всегда, я спешил на паром.  Сначала хотел пройти мимо, но передумал.  Быстро развернул штатив, поставил Москву-5 и сделал этот кадр.  Было достаточно темно, вечер, и небо затянуто облаками. Но объектив Москвы отработал.  Таким и остался этот «крайний» кадр 2022 года на Балтийской косе. Все то же состояние Тишины.

Москва-5, Индустар-24. Kodak T-Max 400

Часть 8.

Теперь у меня есть Балтийская коса.

Конечно, у Балтийской косы нет такого масштаба, как у Тарханкута или Кенозера.  Но есть другое, что только придает Балтийской косе ценности. 

Тарханкут и Кенозеро, как и другие подобные места на Земле, будут оставаться такими, как сейчас, еще очень долго.  А Балтийская коса измениться.  Возможно, исчезнет Западный форт, ангары и полоса аэродрома Нойтиф.  Исчезнет состояние Тишины, исчезнет «сквозящая реальность».  Исчезнет Балтийская коса в том ее виде, как она есть сейчас.

Вместо этого появятся отели и гостиницы, сделанные из дешевых стройматериалов, и по дешевым примитивным проектам, что будет оправдываться «особым архитектурным решением в стиле …». Появится большое количество ресторанов, кафешек, туристов, автомобилей и мусора.   Участки земли будут распроданы «своим людям», и никто из этих «своих людей» не вспомнит о том, какая история у Балтийской косы.  Пробные шаги в этом направлении уже сделаны, и далее процесс будет идти по нарастающей.

Сохранить Балтийскую косу могут только ее жители. Только обращения жителей Балтийской косы, и только на федеральный уровень, способны изменить ситуацию в лучшую сторону. Помните известную фразу? Будущее не предопределено раз и навсегда. Нет судьбы, кроме той, что мы творим сами.   

В скором времени собираюсь приехать на Балтийскую косу снова. Зайти в гости к Рыжему Коту, принести ему корма и сосисок (а вдруг смогу его снять как надо), провести больше времени на аэродроме Нойтиф.  Посмотреть взлетную полосу…   Хочу найти и посмотреть Ржавый город.  Много чего хочу. Например, посмотреть подробно различные артефакты в Старом Люнете.  Они тоже могут быть интересны для фотографии.

Но меня мучает один вопрос: сколько еще Балтийская коса будет такой, как сейчас? И какой из возможных вариантов будущего ее ожидает?

Каждый должен делать то, что может. Нужно сохранить на материальных носителях (негативах, слайдах) изображения такой Балтийской косы, как она есть сейчас. Поэтому я буду продолжать снимать Балтийскую косу. Ведь я снимаю на пленку, и негативы будут жить очень долго.

С большим уважением ко всем сотрудникам музея Старый Люнет, и всем неравнодушным людям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *