skip to Main Content
ТЕКСТ О ЖИЗНИ И ФОТОГРАФИИ

ТЕКСТ О ЖИЗНИ И ФОТОГРАФИИ

Не люблю говорить про себя любимого.

Но бывает необходимо это сделать, например вот на этом сайте.  А то многие, кто сюда заходит, будут интересоваться: а что это за …. тут свои крамольные идеи выкладывает?   Про фотографию, про жизнь в СССР, про технологии промывки мозга… Кто он вообще такой?

Мое имя Валентин, и я обычный человек. У меня есть свое мнение и своя система ценностей. И я очень благодарен родителям и всем, кто с детства вложил в меня эту систему ценностей.

Вся информация, что выложена на этом сайте, является моей личной точкой зрения. Принимать её или нет — решать вам.

Но раз вы зашли сюда, значит вас интересует информация обо мне…

У меня мало своих фотографий… Выкладываю что есть. 2010 год, ремонт домашнего водопровода. Да, иногда приходится заниматься и не только фотографией.

В общем, нужно что-то о себе сказать.

Желательно хорошее.   Но есть проблема – хорошим для всех не будешь. Особенно, если имеешь свою точку зрения. Но ничего, я и не стараюсь быть хорошим для всех.

Как обычно пишутся такие статьи о себе?

ХХХ – Родился там то…

ХХХ-ХХХ  — Учился в школе в ….

ХХХ-ХХХ Учился там-то на того-то…

ХХХ – Женился на …. Иногда N раз…

ХХХ – ХХХ  — Работал там-то…    

И так далее. 

Мне такая подача материала не нравиться.

Потому что на самом деле, это вообще мало кого интересует.  Другим людям интересно, что вы за человек: чем увлекаетесь, что думаете по разным вопросам, какая у вас система ценностей. 

Поэтому про себя я напишу так, как считаю более правильным. И так как сайт о фотографии, то основное внимание уделяем именно этой теме.

Детство было счастливым. Это были 70-е прошлого века. Тогда была стабильность во всем.   Родился я в декабре 1965 г, и себя хорошо помню с 1970 г.  Помню, как на День Рождения в 1970 г. (5 лет) родители подарили мне игрушку —  трактор.  Он был красный с желтыми колесами.  Это и не удивительно, ведь наш маленький городок в Донецкой области держался на огромном горнодобывающем предприятии,  и всякая техника (тракторы, бульдозеры, экскаваторы) были частью жизни.  Огромный грузовик БелАЗ, в кабину которого нужно было подниматься по лестнице,  с колесами выше роста взрослого человека,  я увидел раньше, чем обычный пассажирский автобус.

Когда мне было 7 лет, то стало интересно, что за штука висит на стене в спальне? Она была в кожаном футляре и родители всегда брали ее с собой, когда куда-то ехали, к родственникам  или на море.  Это был фотоаппарат «Смена-3»,  производства ГОМЗ, и на тот момент ему уже было 15 лет. Но он исправно работал, и мне захотелось попробовать свои силы в фотографии.  Конечно, мягко говоря, мне было рановато этим заниматься. Родители были в шоке от такого моего желания, но пленку и химикаты мне купили.  Некоторое время я вникал в процесс, а затем попробовал снимать.  Моими «моделями» были деревья, куры, собаки и домашний кот Василий. Экспозицию определял по экспонометру «Ленинград-2». 

Вот с такого и все началось…

У меня все получилось. Негативы были правильно экспонированы, все было хорошо. И в шоке от этого были не только родители, но и я сам. 

С тех пор фотография зашла в мою жизнь и уже не выходила.

Проходили годы. 

Снимать я продолжал, разными камерами среднего уровня. Но хотелось зеркалку со сменной оптикой.  И я стал собирать бутылки. Тогда это был вполне нормальный способ получать деньги.  Затем в свободное время ходил на овощную базу собирать (сбивать из планок) деревянные ящики для овощей и консервации.  В результате в 1981 году купил зеркалку – «Зенит-10» производства КМЗ.   Затем сменил её на «Зенит-11» и «Киев-15».  

В период с 1981 по 1985 годы я довольно много и активно снимал. Для местных газет и всяких изданий, для предприятий.  Даже случайно (я не хотел) выиграл конкурс среди фотожурналистов в Донецкой области.  Но я не был и не хотел быть фотожурналистом.  Это не мое. Просто тогда я еще не понимал, что в фотографии – моё.

А затем ушел в армию.   

Но фотография и там меня нашла.

В самом начале службы принимают Присягу.  Когда мы принимали Присягу,  то приехал какой-то офицер, по званию капитан,  и стал каждого из нас фотографировать.  Просто чтобы у каждого фотография была, как он Присягу принимал. Снимал капитан «Зенитом-Е» с объективом «Гелиос-44». Когда меня снимал, я посмотрел в объектив и увидел, что диафрагма не закрыта до нужного значения.  Она на том объективе не «прыгающая» была, а предварительно устанавливалась.  По звуку затвора слышу, что снимает на короткой выдержке, примерно 1/125 секунды. А диафрагма закрывается максимум до 1:4.   Солнечный яркий день.  Сильно пересвечено будет…  Я тогда еще не знал, что нельзя старшим по званию указывать.   И говорю ему: «Не надо меня так снимать, поставьте  выдержку 1/125 и диафрагму 1:11,  и тогда меня снимайте».

Капитан, конечно, удивился такой наглости, но ответил:  «Вот именно тебя я сниму так, как ты говоришь».

Через три-четыре дня он привез фотографии.  Моя была лучше всех, так как негатив был нормальный. Остальные были напечатаны с пересвеченных негативов. 

А для меня все изменилось. Капитан меня забрал на другое место службы. Он когда привозил фотографии, то сразу и приказ на меня привез. Так я оказался в фотолаборатории на большом ракетном полигоне, который был в глухом  лесу в Архангельской области, и провел там все два года своей службы.  

Как мне рассказали позже, у них там был фотограф, но уволился. Замену сразу не нашли.  А капитан был его начальником, вот и стал «отрабатывать» сам, пока не найдет замену.  Надо сказать, ему со мной повезло.  Мне с таким начальником тоже.

И в армии я получил очень хорошую практику. Потому что ошибаться при съемке было нельзя. Нужно было сразу получать тот результат, что нужно получить.

После службы в армии я уже не воспринимал окружающий мир без фотографии. Да, я работал, учился… но все это проходило словно какое-то кино.  А параллельно была фотография: я снимал и для себя, и для других людей. Снимал на Kodak Ektachrome, для полиграфии, для печати различных плакатов и буклетов.  То есть на очень хорошем уровне снимал. Но я всегда где-то работал, и там зарабатывал, а фотография не была основным заработком. Больше интересовала творческая, художественная фотография.  Дважды я принимал успешное участие в конкурсах и выставках союзного и республиканского уровня. Тогда еще были разные общественные организации, они все это организовывали… Но затем это стало неинтересно.  Вообще я такой человек – сам по себе. Тем более, в вопросах творчества. Но тот период в жизни дал мне возможность общения с мастерами фотографии, у которых было чему поучиться. Не в технике съемки, а в философии самого искусства фотографии.

Из того времени я хорошо запомнил слова, сказанные одним хорошим мастером: «Нужно иметь в себе силы не нажать на спуск затвора». Эти слова особенно актуальны сейчас, в эпоху автоматических цифровых камер, когда «держатель и направлятель» (извините, не могу назвать это фотографом) камеры делает очень много кадров, а затем выбирает, что там «получилось», а остальные кадры удаляет.

У меня был и есть другой подход: камеру в ручной режим, думаешь своей головой и получаешь то, что хочешь получить. А настоящий хороший кадр — его чувствуешь, когда смотришь в видоискатель. Это особенное ощущение, его невозможно описать словами, его можно только прочувствовать и запомнить. Вот если смотришь в видоискатель и есть это чувство, то и нажимаешь на спуск затвора.

Мир вокруг менялся, наступало другое время. Тогда еще никто не представлял, насколько оно будет ужасным.

Однажды вечером я вернулся в квартиру и обнаружил, что все ценное из квартиры вынесено.  Это было начало 90-х.  Квартира была на первом этаже.  Это позже стали ставить решетки на окнах на первых этажах… Тогда все прелести 90-х только начинались. Решеток еще не было.

Среди прочего, нехорошие люди вынесли и сумку с фотоаппаратурой.  Там были камеры «Киев-88», «Алмаз-103» и несколько объективов к ним. Совсем не дешевая техника. На то время целое состояние.  Самое обидное, что это были просто наркоманы. Они все распродали за копейки на ближайшем рынке. Их поймали через время.  Не милиция конечно, а люди сами поймали.

Алмаз-103. Моя любимая камера из 80-х — 90-х годов.
Полностью ручная механика.
Объектив МС Волна 1,8/50.

Распался Союз, исчезла стабильность и уверенность в завтрашнем дне.  Исчезла возможность честно зарабатывать.  Пришла демократия, преступность, нищета для порядочных людей – короче все прелести «свободного общества».  Работы никакой, а если и есть работа – никто ничего не платит. Нигде нет денег. На всех предприятиях страшное слово «бартер».   Нужно было как-то выживать.  Примерно полгода пришлось сидеть у фонтана в парке, в качестве паркового фотографа, снимать всех желающих.   Конечно, это не на Kodak Ektachrome  слайды снимать для плакатов и издательств. Сидеть у фонтана в парке – это другая «каста» в среде фотографов, это на порядок ниже…  Но такие периоды в жизни нужны, так как сразу многое понимаешь.

Выжить  получилось.  У фонтана сидеть пришлось недолго.  Удалось начать проект в сфере СМИ и телекоммуникаций, и уже он приносил деньги на жизнь.  А затем был переезд из Донецкой области (тогда Украины) в Россию. Вдвоем с женой, просто собрали вещи и поехали искать лучшей жизни. На совершенно пустое место – без родственников, без жилья, без российского гражданства.  Пришлось прочувствовать все прелести возвращения русских людей из бывших союзных республик в Россию и получения российского гражданства.  Но ничего, тоже выжили. 

Калининград стал новым местом обитания.  

С тех пор прошло много лет.

И сейчас я по-прежнему не зарабатываю на фотографии.

Уже на новом месте получилось найти единомышленников, организовать дело, найти инвестиции, выжить в конкурентной борьбе за рынок.  Сейчас это дело и приносит деньги на жизнь.  Это фирма – оператор связи, региональный интернет-провайдер.

Вообще, если я организую что-то, или участвую в каком-то деле, и это не фотография, то только для возможности заработать. Просто чтобы были средства на жизнь.

Меня не интересуют какие-то творческие союзы, организации и т.д. Не интересует участие в политических партиях.  Нужно просто любить свою страну, свой народ.  И еще иметь собственную систему ценностей.  Если кого интересует моя точка зрения на политику, то на сайте есть две статьи: «Моя жизнь в СССР» и «Технология промывки мозга».

И для меня нет разделения на Российскую Федерацию, Украину и Белоруссию. Для меня это все – одна большая наша страна.  Один народ.  У нас одна история, и одно будущее. Как бы там кому не хотелось по-другому.

Единственная общественная организация, в которой я состою  – Русское Географическое общество.   Считаю эту организацию самой полезной.

Мое любимое место на Земле – мыс Тарханкут в Крыму.  Там словно открывается пространство куда-то вверх, и ничего не давит на голову.   Но бывать там приходится не так часто, как хотелось бы.  Сейчас вот начинаю интересный проект «Параллельное время», и одной из точек на карте будет именно мыс Тарханкут. 

Фотография никуда не делась, она со мной.  Это навсегда. 

_________________________________________________________________

Фото в заголовке: Крым, вид на Солнечную долину. 2014.

Фото камер «Смена-3» и «Алмаз-103» взяты из открытых источников. К сожалению, снимков именно тех экземпляров камер, о которых сказано в статье, не сохранилось.

Комментариев: 2
  1. Есть ещё романтики. Успехов вам, сам снимал немного. Камера Зенит 3М, Практика LTL2, оптика Мир-1, Таир 11, Юпитер (200мм), Гелиос 44, самодельная труба 650 мм фокус. Плёнка от Шостки или Свема, несколько катушек А2. А начинал с фотоаппарата Весна.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.