skip to Main Content
ОБЪЕКТИВЫ: РИСУНОК ХОРОШЕЙ ОПТИКИ

ОБЪЕКТИВЫ: РИСУНОК ХОРОШЕЙ ОПТИКИ

Некоторое время назад на одной известной интернет площадке я разместил чисто познавательную статью про старые объективы для фотоаппаратов. Точнее о том, чем старые объективы отличаются от массовых современных. Статья вызвала большой интерес, и мне стали писать многие действительно увлеченные фотографией люди.  Даже не ожидал такого отклика. Но стало ясно и другое: эта статья открывала только одну грань многогранника, а другие грани остались в тени.  Для тех, кто искренне хотел разобраться в теме, информации было недостаточно. Нужно было, как минимум, рассмотреть еще два вопроса:

— Что же такое «рисунок» оптики, и от чего он зависит? Или нет никакого «рисунка»?

— В наше время снимать на цифру или на пленку? Или каждый инструмент для своей цели?

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Сразу хочу отметить, что в этой статье отражена моя личная точка зрения. Если вы с ней не согласны, не читайте. К сожалению, после публикации на Конте и в Яндекс Дзене моей статьи, о которой сказано выше (ФОТООБЪЕКТИВЫ СССР. СОВЕТСКИЕ ОБЪЕКТИВЫ), были и те, кто писал мне всякие глупости. Я не обижаюсь на них. Просто прошу таких умников, не тратьте время на комменты, сообщения в «личку» и т.д. Мне ваше мнение неинтересно. Если вы хотите его кому-то высказывать, то станьте дома перед зеркалом и высказывайте 🙂

Мои статьи для тех, кто не считает себя абсолютно правым во всем.   Я тоже себя таковым не считаю. Ведь всегда есть то, чего мы не знаем.    А значит, и я , и каждый из нас, может быть неправ.

Начнем с «рисунка» оптики, а «пленка или цифра» рассмотрим в следующей статье.

Что мы понимаем под качественным изображением, создаваемым объективом?

Здесь мнения расходятся.

Некоторые бесконечно тестируют различные объективы на предмет резкости, хроматических аберраций, дисторсии, контраста…. И определяют качество оптики исключительно по этим параметрам. Гоняются за бесконечно резкими и контрастными, с насыщенной цветопередачей. Другие смотрят на размытие фона, глубину резкости, на то, что называют словом «бокэ», и гоняются за «крученым бокэ». 

 С моей точки зрения и те, и другие, просто впадают в крайности. Это очень опасно в любом деле – зацикливаться на чем-то. Не важно, на резкости или на размытии фона. Любое такое зацикливание – это остановка в своем развитии. Это просто печально…

Нужно помнить, что каждый инструмент предназначен для выполнения какой-то работы. Например, для прикладной фотографии (научной например, или астрофотографии, или любой технической или рекламной) действительно нужна оптика с высоким разрешением, отсутствием хроматических аберраций и т.д. Потому что там нужно рассмотреть какую-то далекую галактику так, чтобы видеть каждую звезду и видеть цвет каждой звезды. Или нужно снять рекламу так, чтобы каждая мелочь прочиталась. Но нужно ли это, например, в художественной фотографии?

К тому же есть удивительная зависимость объема и пластичности создаваемого объективом изображения от его оптической схемы, и от количества линз. Не ожидали? Да, такая зависимость есть. Не просто так ведущие производители фототехники выпускали так называемые «блинчики» — объективы с минимальным количеством линз, сделанных из очень дорогого стекла. Классическим примером объективов с минимальным количеством линз и высочайшим качеством изображения являются «Лимы» (серия Limited) от компании Pentax. Чтобы не навязывать свое мнение, просто привожу цитату вот отсюда: https://prophotos.ru/lessons/13771-istoriya-optiki-pentax-chast-ii

«Наверное, самой яркой и неоднозначной моделью серии Limited является объектив SMC Pentax FA 43мм f/1.9 Limited. Этот объектив очень хвалят, но и ругают довольно громко — мнения резко противоположные. На открытой диафрагме он дает не самые выдающиеся результаты. Картинка получается слегка мягкой, что ограничивает использование линзы в качестве портретного варианта. Однако с прикрытой диафрагмой от 2.8 до 11 объектив демонстрирует на пленке более 100 lp/mm (согласно данным журнала Popular Photography, США), что превышает аналогичные показатели у Zeiss Contax 50/1.4 и Leica 50/1.4. При этом характер размытия фона меняется в зависимости от условий освещения и характера заднего плана, становясь то более жестким, то удивительно мягким и пластичным, с насыщенными, но точными тональными переходами. Такое неоднозначное поведение предоставляет широкие возможности фотохудожнику, работающему не просто с объектом, но и с цветом, светом».

Вот пожалуйста, более 100 lp/mm разрешение и одновременно пластика и полутона! Впечатляет… А его оптическая схема всего из 7 (семи) линз.

SMC Pentax FA 43мм f/1.9 Limited
Оптическая схема SMC Pentax FA 43мм f/1.9 Limited   

Да и просто объективы с фиксированным фокусом эпохи 1960 – 1980 гг, имеющие в своей оптической схеме в среднем от 4 до 8 линз, на практике выдают намного более объемный и пластичный рисунок, чем современные автофокусные объективы со схемами из 10-15 линз.

Но старые объективы 1960 – 1980 гг. могут уступать современным многолинзовым в разрешающей способности, в уровне хроматических аберраций и т.д.

Технически очень сложно объединить в одной оптической схеме и художественную (объем, полутона, пластика и т.д.) и техническую (разрешение, отсутствие аберраций) сторону. Точнее, компромиссное решение создать можно, но стоить это будет очень дорого.

Здесь надо отметить, что для современных полнокадровых «зеркалок» выпускаются сложные многолинзовые объективы, которые реально показывают высокое разрешение и почти полное отсутствие искажений (хроматических аберраций, дисторсии и т.д.) И сделаны эти объективы из хороших материалов, не из дешевого пластика… (из дорого), и металл там немного присутствует, и стекло хорошее… А иногда вообще все из металла и стекла! Но цена….    Да, достойные производители делают сейчас такие объективы для полнокадровых «зеркалок».  Только вот рисунок у них хоть и резкий и выправленный во всем, но … Это идеальный технический рисунок. Многие могут сейчас купить полнокадровую цифровую камеру?  И такой качественный объектив к ней? Конечно, нет.  Потому что стоит очень дорого. Очень небольшой процент продаж приходится на такие камеры и такую оптику.  В основном покупают то, что проще и дешевле. К сожалению, происходит вот так.

ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ — КУДА МЫ ИДЕМ

Уходят в прошлое оптические схемы, в которых немного линз, но есть тот самый «рисунок»: объем, пластика, или как сейчас говорят, «атмосферность». И на смену приходят другие, сложные многолинзовые схемы, которые выправляют все аберрации, обеспечивают почти «звенящую» резкость, но в которых просто нет души. Создаваемое ими изображение резкое, четкое, контрастное, с насыщенными красками и при этом … плоское и мертвое.

Вот примеры современных многолинзовых схем, которые дают почти полностью исправленное от всех проблем изображение.

Sigma Art 85/1.4 DG HSM. Оптическая схема: 14 элементов в 12 группах, включая 2 SLD и 1 асферический элемент. Вот так выглядит.

Или другой представитель качественной современной оптики — Zeiss Otus 100mm f/1.4

Не буду дальше загружать читателя техническими схемами – мы ведь говорим о сути вопроса.

Так что произошло? Почему идет жертвование одними характеристиками (полутона, объем, пластика) в пользу других (резкость, отсутствие аберраций) ?

Если бы только так. Это так только у серьезных производителей, которые выпускают оптику высокого качества. А в массовом производстве в жертву приносятся и конструктив, и материалы.

Ответ простой и жестокий. Мир изменился. А спрос рождает предложение. Общество деградирует, становиться обществом потребителей. И производители фототехники вынуждены подстраиваться под новое общество, под его запросы. Иначе эти производители просто не выживут. Хорошо, что вообще еще фотоаппараты делают. А то ведь сейчас некоторые серьезно верят, что можно и настоящее кино на смартфон снимать. Главное – чтобы на смартфоне был соответствующий логотип, на который некоторые готовы молиться.

Какой запрос у потребителя? Автоматизация всего, чтобы вообще не думать. Чтобы направил и нажал на кнопку, и все получилось. Это для массового пользователя. Если ты особо умный, и можешь думать своей головой, то иди и покупай технику не для массового пользователя. Она имеет другой порядок цен.

Если потребителя не устраивает камера смартфона, то он покупает что-то похожее на фотоаппарат. Иногда даже на зеркальный фотоаппарат. Но это только внешнее сходство. Ведь внешне вроде как «зеркалка», и смотрится серьезнее, чем смартфон. Да, еще объектив можно снять и другой поставить… Но матрица маленькая, а мегапикселей в ней много… Ну, чтобы все резко было… Что в результате получается?

Маленькая матрица, значит нужно очень резкий объектив. Чтобы при увеличении снимка хоть до А4 ( нет, на размер монитора ноутбука, ведь дальше это не пойдет никуда ) резкость еще была хорошая. И нужно исправить хроматические аберрации, а то при таком увеличении (с малой матрицы) будет сильно видно всякие цветовые искажения по краям предметов. Вот уже пришли к многолинзовой схеме, где все эти искажения выправлены… Но и это не все. Надо же автофокус, быстрый! Очень быстрый! Что, потребитель должен еще какую-то резкость наводить? Да он вообще об этом не думает. Направил и нажал, быстро, а камера должна успеть сфокусироваться. А для этого нужно почти мгновенно двигать с места линзы в объективе в момент фокусировки. Вам что легче сдвинуть с места: легкий предмет или тяжелый? Понятно, что легкий. Вот и линзы должны быть легкими…. Можно из пластика…

Вот и получили массовый современный объектив. Резкий, легкий и пластмассовый. С сухим плоским и бездушным рисунком. Его время жизни небольшое, максимум несколько лет. Такие материалы не могут жить долго. А дальше это просто хлам, который ничего не стоит. Если потребитель хочет еще что-то дальше, пусть бежит за очередным кредитом и покупает очередную электронно-пластиковую мыльницу, которая выглядит внешне похожей на «зеркалку» (объективы же сменные!) А то, что там даже пентапризмы нет, а вместо нее пустышка из склеенных зеркал, может даже пластмассовых, так это и есть наступившая реальность. Зато потребитель ощущает себя более «крутым», чем тот, кто снимает смартфоном.

Конечно, не все так плохо: как выше было сказано, есть же действительно полнокадровые «зеркалки», есть к ним достойная оптика… Просто это очень-очень дорого, не для массового потребителя. И нужно отметить, что современные полнокадровые матрицы высокого разрешения требуют оптики такого же высокого разрешения. Только вот та самая зависимость параметров: чем выше разрешение оптики, тем меньше объема и полутонов, чем лучше исправлены аберрации, тем меньше пространства и «атмосферности»… Опять имеем сухой и мертвый рисунок.

Дешевая «цифромыльница»  – сухой и мертвый рисунок низкого качества…

Дорогая «цифрозеркалка»  — сухой и мертвый рисунок высокого качества (если под качеством понимать только резкость, цвет, отсутствие искажений)

Вот и получается, что в общей массе все именно так, как выше написано.

И откуда этот сейчас человек, купивший доступный для него по цене фотоаппарат, будет вообще знать про какой-то живой, настоящий, «атмосферный» «рисунок» оптики,  где есть льющийся свет и пространство?

У него просто нет шанса этот «рисунок» увидеть. Только если будет искать старые фотографии, 19-20 века, которые сделаны еще той, живой оптикой. Многие ищут? Еще можно поискать и посмотреть работы старых мастеров фотографии: Йозефа Судека, Анзела Адамса, Анри Картье-Брессона, Арнольда Ньюмана, и других. Многие искали и смотрели? Подавляющее большинство даже этих имен не знает.

ЗАЧЕМ ЭТА СТАТЬЯ ?

Именно по этой причине и появилась данная статья. Чтобы рассказать о том, что не лежит просто на поверхности. И было понимание, что же такое «рисунок оптики» и почему некоторые очень увлеченные люди готовы платить большие деньги за старые объективы.

Но сначала нужно отдельно рассмотреть, как мы с вами видим окружающий мир. Просто видим своими глазами, а не через объектив. Ведь наш глаз имеет всего одну линзу, правда изменяемой геометрии. Но всего одну! Существенное отличие нашего глаза от фотоаппарата еще в том, что поверхность пленки-матрицы в фотоаппарате плоская, а сетчатка в нашем глазе – вогнутая. Вот эта единственная линза формирует на вогнутой сетчатке глаза «исходник» изображения, а уже наш мозг далее его обрабатывает.. Переворачивает, выравнивает и т.д. То есть если буквально, то мы видим не только глазом, а системой глаз-мозг.

Мы видим туманы и дымку, видим движение горячего воздуха над асфальтом, видим миражи, многое что видим.. Разве это «идеальное изображение» с точки зрения современного многолинзового объектива? Конечно нет! Какая дымка, какой воздух? Все должно быть четко, резко, с яркими красками!

Если не принимать во внимание зрачок как диафрагму, то с современным многолинзовым объективом у нас только одно общее: отсутствие бочкообразных и др. дисторсий.  Я не буду тут пояснять, что есть дисторсии или аберрации, есть много инфы, почитайте.  Но отсутствие дисторсии – единственное общее между нашим глазом и современным объективом. И окружающий мир мы видим не так, как современный многолинзовый объектив.

Мы видим его живым, со всеми световыми, цветовыми и прочими искажениями, со слепящими бликами от Солнца, дымками и миражами… А современная многолинзовая схема все это исправляет, выравнивает, «прорубает» резкостью… и все становиться четким, резким и не живым.

Но так было не всегда… 

КРАТКИЙ ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ СОЗДАНИЯ ОБЪЕКТИВА.

Еще до 80-х годов прошлого века производители фототехники делали объективы, которые хоть и не имели такой большой разрешающей способности как современные, но гораздо лучше передавали полутона, объем, пластику… Их рисунок был живым. То есть таким, как мы его видим.

В период с 1840 г. до 1950 г. были созданы оптические схемы Petzval, Tessar, Planar (Biotar и Ultron), Sonnar, Elmar, Takumar. Каждая схема имела свой, уникальный и неповторимый «рисунок».

Но любая «эпоха Возрождения» проходит, и затем наступает унификация, упрощение, удешевление (в производстве, а не для потребителя), плассмассовизация и т.д… Думаете, это только автомобили стали все одинаковые и из одного плохого металла сделанные? Нет, так во всем. И с объективами произошло то же самое. Классическая оптическая схема, индивидуальность рисунка, качество изготовления — все это ушло в прошлое.

Для лучшего понимая процесса развития (или развития и затем деградации) оптических схем объективов необходимо временно перенестись на 100-150 лет назад.

Когда 7 января 1839 года физик Доминик Франсуа Араго сделал доклад о результатах работы своего друга Луи Дагера на заседании сразу двух французских академий (Академии наук и Академии изящных искусств), никто еще не понимал, что это: чисто научный метод фиксации изображений или искусство. Луи Дагер был художником, который увлекался химией.

Луи Жак Манде Дагер

Тогда изобретение назвали в честь автора – Дагеротипией. Но и современное название «фотография» означает «светопись», то есть рисование светом. Так что это: техника или искусство? Вот и тогда, в 1839 г, две разные Академии собрались на доклад Араго, потому что никто еще не понимал, что это: техника или искусство.

Конечно, не один Луи Дагер работал над сохранением изображения, созданного светом. Линзы уже существовали, закрытый ящик с линзой в стенке, называемый «камера-обскура» тоже уже существовал и использовался. Все знали, что на стенке изнутри ящика, противоположной стенке с линзой, свет создает изображение предметов, находящихся снаружи перед линзой. Но никто не знал, как это изображение взять, сохранить.  Не только Луи Дагер над этим работал. Супер «демократическая и политкорректная» Википедия говорит о целом списке изобретателей фотографии. Но факт остается фактом.  Да, было много тех, кто над этим работал, но реальный настоящий результат получил Луи Дагер.

Нужно отметить, что результаты работы Луи Дагера так и могли остаться неизвестными. В истории много примеров, когда кто-то что-то изобретал, но не имел возможности свое изобретение продвинуть, дать ему достойное развитие. В случае с фотографией, огромный вклад в продвижение и развитие внес Доминик Франсуа Араго. Именно благодаря ему для изобретения Луи Дагера был открыт «зеленый свет» и содействие французского правительства, что оказало решающее значение для распространения новой технологии.

Вот та самая первая фотография «Мастерская художника», которая была сделана Луи Дагером в 1837 г., и была продемонстрирована Домиником Франсуа Араго во время его доклада в 1839 г. 

Дагеротип «Мастерская художника», 1837 г.

Луи Дагер согласился продать свое изобретение французскому правительству, за что получил хорошую пожизненную пенсию. Пенсия была большой, и Луи Дагер уже не занимался каким-то делами, а просто жил в спокойствии. И значительную часть своей пенсии отдавал в помощь тем, кто тоже работал над поиском способов закрепить созданное светом изображение, но не смог получить хороших результатов. В частности, Луи Дагер помогал семье Нисефора Ньепса, который раньше Дагера смог закрепить изображение, созданное светом, только качество изображения было непригодным для дальнейшего широкого использования метода Ньепса.

Будет справедливо отметить, что кроме Луи Дагера и Нисефора Ньепса, огромный вклад в развитие фотографии внес и англичанин Фокс Талбот: именно он в 1840 г. изобрел негативный процесс, благодаря которому стало возможно делать несколько отпечатков с одного негатива. Процессы, разработанные Луи Дагером и Нисефором Ньепсом, позволяли получить изображение в единственном экземпляре.

Но данная статья об объективах. Поэтому рассмотрим, в каком направлении двигались разработки объективов с момента изобретения фотографии.

Самым первым объективом можно считать двухлинзовую схему, разработанную французским оптиком Шарлем Шевалье в 1829 году. Именно его двухлинзовый объектив и стоял на камере-обскуре Луи Дагера. Эта оптическая схема называется ахромат и состоит из двух линз, выполненных из разных сортов стекла: кронгласа и флингласса. Кронгласс – стекло с повышенным коэффициентом преломления, а флингласс имеет очень низкую дисперсию. Такая простая схема позволяла сводить в точку фокуса лучи разного цвета, то есть вообще получать относительно резкое черно-белое изображение при съемке цветных предметов. Говоря современным языком: частично устранять хроматические аберрации. Тут некорректно поднимать вопрос о характере изображения, о «рисунке». Объектив Шарля Шевалье был создан интуитивно, методом подбора линз, и просто получение резкого изображения уже было успехом.

Двухлинзовая схема Шарля Шевалье

Первый серьезный шаг в направлении создания того, что мы сейчас называем «объектив», был предпринят в 1840 г. Йозефом Максимилианом Петцвалем. С помощью своего друга, который затем стал совсем не друг, немецкого оптика Петера Фойгтлендера,  Петцваль создал оптическую схему из четырех линз. Это была первая оптическая схема, созданная не путем простого подбора линз, а на основе математического расчета. Это было началом теории расчета фотообъектива.

Объектив Петцваля французской фирмы Hermagis (1870-е)

Объектив создавался изначально под цели художественной фотографии, для съемки портретов. Уже не стоял вопрос резкого изображения, а был поиск качественного изображения. Особое внимание уделялось размытию фона в зоне нерезкости, что сейчас называют «бокэ», и светосиле объектива. Вообще было две версии: для портрета и для ландшафта.

Здесь очень познавательная статья, в том числе про современное использование этого объектива https://club.foto.ru/info/articles/article.php?id=208

Эта уникальная оптическая схема жива и сейчас. Объектив производиться на Красногорском механическом заводе им. С.А.Зверева (КМЗ) по заказу Ломографического  общества

http://www.zenitcamera.com/archive/lenses/petzval-2-2-85.html

Вот ссылка на страницу Ломографического общества и этот объектив

https://microsites.lomography.com/petzval-lens/

Йозеф Петцваль смог рассчитать и изготовить действительно уникальный объектив, но не получил ни счастья, ни богатства от результатов своей работы. Его сначала друг, а затем и не друг Петер Фойгтлендер, сделал целое состояние на производстве объективов по оптической схеме Петцваля. Уже в 1841 году, всего через год с начала совместной работы с Петцвалем, он запустил производство объективов схемы Петцваля, только без Петцваля. Имя «Петер Вильгельм Фридрих фон Фойгтлендер» стало известно многим как бренд «Voigtländer». Петцваль пытался судиться с Фойгтлендером, но безуспешно. Суды длились долго, но закончились тем, что в 1859 г. в дом Петцваля ворвались грабители, которые похитили все документы и материалы по исследованиям в области оптики. В результате Петцваль потерял последнюю возможность доказать свое авторство. Но время не только все лечит, но и все расставляет по своим местам. 

И сейчас мы знаем, что был такой Йозеф Максимилиан Петцваль, что именно он сделал первый в мире настоящий объектив, рассчитанный математически, и этот объектив впервые показал нам, что такое «рисунок» оптики.

Но и в наше время есть люди, которые считаю себя знатоками в фотографической оптике, и готовы молиться на бренд Voigtländer. Что касается моего мнения, то оно другое. Йозеф Петцваль создал действительно уникальный объектив. Это была первая в известной нам истории успешная попытка создать инструмент для рисования светом. А что касается Фойгтлендера, то он конечно, создал много видов объективов на основе схемы Петцваля. Но это не Voigtländer, это Petzval.  Потому что если ты что-то украл, и на этом сделал состояние, то ты не великий, ты просто грязь в подворотне истории… В некоторых источниках утверждают, что Фойгтлендер не украл, а выкупил за ничтожно малую сумму права на изобретение. А когда Петцваль увидел, что произошло, то стал судиться.

Что же главное здесь, в этом небольшом отступлении в сторону истории объектива Петцваля? Главное то, что первый в мире математически рассчитанный объектив был создан для получения художественного «рисунка», именно для «рисования» светом. Он использовался, в основном, для съемки портретов. Уже в то время «рисунок» оптики имел решающее значение.

Далее постараемся кратко рассмотреть, в каком же направлении развивалось производство объективов после 1840-1850 гг. Не будем распыляться на мелочи, ведь писать можно о многом, а рассмотрим основное.

В 1890 г. немецкий оптик, доктор Пауль Рудольф, выполняющий работы для фирмы Carl Zeiss, разработал объектив, практически полностью свободный от различных оптических искажений. Этот объектив получил название Zeiss Protar. Угол зрения объектива достигал 60 градусов, а светосила 1/6,3.  Объектив Zeiss Protar считается первым в мире анастигматом, так как в нем были значительно исправлены все известные аберрации (искажения), в том числе астигматизм и кривизна поля. Оптическая схема Zeiss Protar стала тогда основой, исходной точкой при разработке более современных объективов. Объектив просто создавал качественное изображение, и Пауль Рудольф мог быть доволен результатом своей работы.  

Пауль Рудольф
Protar в разрезе
Оптическая схема Zeiss Protar

Но тогда, в 1902 г., Пауль Рудольф не успокоился, не остановился на достигнутом. Он создал оптическую схему из четырех линз, которая имела не только исправленные искажения, как анастигмат Zeiss Protar, но и то, что можно было назвать «индивидуальным рисунком» именно этой схемы. Этот уникальный рисунок отличается исключительной резкостью и одновременно пластичностью, глубиной изображения. Фотографы прозвали этот объектив «Орлиный глаз» за его способность создавать очень детализированное изображение, а его официальным названием стало Zeiss Tessar. Вот это уже был настоящий прорыв в будущее. Схема Zeiss Tessar была настолько удачной, а ее «рисунок» настолько совершенным, что стала использоваться практически для любых целей. Фирма Carl Zeiss продавала эти объективы по всему миру.

Tessar
Оптическая схема Tessar

А в 1920 г. закончился срок действия патента фирмы Carl Zeiss на оптическую схему Tessar. И понеслось… Под другими названиями схему Tessar повторили почти все производители оптики во всем мире. Делали объективы для самых разных целей: от фотографии до кинематографа. Нам, выходцам из СССР, эта схема известна под именем Индустар. Хотите увидеть тот самый рисунок «Орлиного глаза»? Найдите старый советский «МС Индустар 61 ЛЗ», только в хорошем, не убитом состоянии. Он выпускался в 1980-е, еще можно найти не убитый. Поставьте его на современную полнокадровую «зеркалку». Если все сделаете правильно, и если раньше так не пробовали, то увидите для себя много нового.

Но нельзя говорить о Пауле Рудольфе, и не сказать о том, что стало вершиной его работы. Он смог значительно усовершенствовать схему «двойного Гаусса», которая была известна еще с 1888 г., когда американец Элвин Кларк в попытке получить лучшее изображение соединил вместе два объектива Гаусса, словно в зеркальном отражении. Так вот, Пауль Рудольф усовершенствовал схему, пересчитал ее на лучшие сорта стекла, и применил склейку двух пар линз, с целью «выровнять» плоскость изображения.

Паулю Рудольфу удалось создать объектив, характер изображения которого (то, что мы называем «рисунок») практически соответствовал нашему глазу. Только глаз формирует изображение на вогнутой поверхности сетчатки. И никому не удавалось создать такой объектив, который бы видел как наш глаз, но проецировал изображение не на вогнутую, а на плоскую поверхность. Паулю Рудольфу это удалось сделать в 1896 г. Новый объектив он назвал Planar. 

«Рисунок»  схемы Planar  был  действительно  особенным:  он передавал  окружающий  мир  так,  как  мы  его  видим. Ни одна оптическая схема не могла сравниться с Planar по характеру изображения. «Рисунок» от Planar резкий, в то же время мягкий, пластичный, объемный, «атмосферный». Он завораживающий, словно окно в какой-то прекрасный мир. Казалось, что ничего лучшего создать уже было невозможно.

Патент на схему Planar
Planar в разрезе
Оптическая схема Planar

Есть второе название этой схемы: Biotar (произведенные в ГДР — Biometar) . Так назывались объективы схемы Planar, усовершенствованные для более высокой светосилы.       

Усовершенствование схемы, за основу которой был взят «двойной Гаусс», не завершилось на схемах Planar и Biotar (в ГДР Biometar).

В 1950 году, доктор Альбрехт Тронье, создал еще одну версию этой оптической схемы. Он назвал эту версию Ultron. Первый объектив Ultron имел данные f 2.0/50 мм. Показатель оптического разрешения объектива Ultron в центре составлял 165 пар штрихов на 1 мм, который не был превзойден даже его преемниками.

Ultron f 2.0/50 мм

Эта схема используется и по сей день, в самых лучших и дорогих объективах-штатниках, с фокусом 50 мм. Из зарубежных Nikkor 50/1,4; Canon 50/1,2; и конечно же Carl Zeiss Planar 50/1,4.

В Советском Союзе также были выпущены объективы схемы Ultron: это Зенитар 1,7/50 и МС Зенитар МЕ1 1,7/50 производства Красногорского завода, а также объективы МС Волна 1,8/50 и МС Волна 1,4/50 производства ЛОМО. Нужно отметить, что это самые лучшие «штатники» советского производства. Очень высокая разрешающая способность и одновременно полутона, пространство (сейчас говорят «атмосферность») в рисунке этих объективов напоминает нам о происхождении их оптической схемы.

Считается, что все они «родственники» того самого Planar, созданного еще Паулем Рудольфом в в 1896 г. Схемы Planar, Biotar (в ГДР Biometar) и Ultron, имеют очень сходный оптический рисунок, который еще называют «планаровским».

Но не только схема «двойного Гаусса» стала исходной точкой для разработки других, более совершенных оптических схем.

В 1924 г. немецкий оптик Людвиг Бертеле, выполняя работы для фирмы Ernemann, значительно усовершенствовал оптическую схему, ранее известную как «Триплет Кука». Как и Пауль Рудольф, он применил склейку элементов схемы, притом сразу трех линз, и добавил ее между первой и второй линзами традиционного «триплета». Новую схему он назвал Ernostar, и она стала известна как Ernemann Ernostar. Людвигу Бертеле удалось довести светосилу объектива до рекордного на то время значения 1/1,8.

Людвиг Бертеле

В 1926 г. Карл Цейс купил фирму Ernemann и Людвиг Бертеле продолжил работу над схемой Ernostar, но уже для фирмы Carl Zeiss. Ему удалось довести светосилу до немыслимой на то время величины: 1/1,5. В 1932 г. этот объектив пошел в серийное производство под именем Zeiss Sonnar. Характер изображения был очень своеобразным, не похожим ни на одну существующую на то время. Создаваемое изображение словно вылеплено из солнечного света, как из пластилина. Словно свет обтекает предметы и так создает объем. Изображение очень пластичное, с хорошей передачей полутонов. А высокая светосила позволяла снимать в условиях слабого освещения.

Оптическая схема Zeiss Sonnar

После Великой Отечественной войны часть оборудования и техническая документация фирмы Carl Zeiss в счет репараций были вывезены в Советский Союз. Так попала к нам и документация на оптическую схему Zeiss Sonnar. На основе схемы Sonnar был налажен выпуск объективов под маркой Юпитер. Первые Юпитеры были практически копией схемы Sonnar, однако далее марка Юпитер получила свое развитие. Нужно отметить, что Юпитеры считаются одними из лучших объективов советской эпохи. И они также имеют свой неповторимый «рисунок», отличающийся резкостью и мягким размытием фона. Словно между резким объектом на первом плане и размытым фоном есть какое-то расстояние, пространство.

Советские объективы Юпитер-9

Чтобы завершить этот небольшой экскурс в историю развития объективов, необходимо сказать еще о двух выдающихся, даже уникальных решениях, которые оставили свой след в истории развития фотообъектива.

Об истории компании Leica из города Ветцлар можно писать много и долго. Но у нас статья об объективах, поэтому отмечаем 1925 г, когда на ярмарке в Лейпциге была представлена камера Leica I (А). На ней был объектив Leitz Anastigmat 1:3.5/50. Объектив был создан Максом Береком, талантливым инженером-оптиком, который фактически и заложил основы той «леечной оптики», которую полюбили многие поколения фотографов. Макс Берек создал 23 типа объективов для компании Leica, начиная с Leitz Anastigmat 1:3.5/50 и до Summarex 1:1,5/85. Все последующие схемы уже были усовершенствованием разработок Макса Берека. 

Макс Берек

Как и Людвиг Бертеле, Макс Берек работал с уже классической схемой «Триплет», но пошел по своему уникальному пути. Он заменил третий элемент «Триплета» склеенным блоком линз, и получил значительно более качественное изображение. Объектив получил название Elmax f/3.5 50, и стал основой для дальнейшей серии объективов Elmar с фокусными расстояниями 35, 50, 90, 105 и 135 мм. Серия объективов Elmar была началом триумфа компании Leica.

Мне не довелось увидеть «рисунок» этой оптики. Ничего не могу о нем сказать. Но я полностью доверяю тем многим поколениям фотографов, которые отметили уникальность и неповторимость «леечного» рисунка…

Elmax f/3.5 50
Elmar f/3.5 50

После написанного выше кажется, что именно немецкие инженеры-оптики заложили основу всех оптических схем и являются отцами-основателями всего направления. Ну, за исключением объектива Петцваля… Но это не так. Привет немецким инженерам-оптикам прилетел, откуда не ждали.

Далеко от Европы, в Японии тоже делали объективы и фотоаппараты.. Но в основном на рынке в довоенный период доминировали немецкие фирмы, а японские старались делать что-то подобное. В основном копировали с Лейки и Цейса.

Но всегда бывают те, кто идет против течения. В 1919 г. была основана компания Asahi Optical (известна нам как Pentax), которая начала свою деятельность с производства линз для очков. Компания прошла через тяжелый период Второй Мировой войны, и в послевоенное время, начиная с 1952 года, стала производить фотоаппараты и объективы. Многое из того, что сделала Asahi Optical, было сделано впервые в мире, и в дальнейшем определило облик и устройство современной профессиональной «зеркалки». Об этом мало кто знает, но это действительно так.

Именно Asahi Optical решилась бросить вызов немецким производителям объективов.

Название серии объективов — Takumar — было дано в честь японского художника Takuma Kajiwara, который в 1900 г. переехал из Японии в США, работал там с основателем Kodak Джорджем Истменом, и впоследствии сменил кисть художника на фотокамеру, стал фотографом. Кстати, именно его брат Kumao Kajiwara и был основателем Asahi Optical в 1919 г.

И вот теперь, через много лет, Asahi Optical решила создать оптическую схему, которая обладала бы совершенным художественным «рисунком». Не просто так этой схеме дали имя известного художника и фотографа. Asahi Optical решилась бросить вызов Carl Zeiss, создать конкурента для Planar. 

 В этот период Asahi Optical руководил лучший Президент в истории компании    —    Сабуро Мацумото, а над новой зеркальной камерой    Asahi Pentax  и предназначенной для нее серией объективов   Takumar работали инженеры Рёхей Сузуки и Нобуйуки Йошида. 

Рехей Сузуки, Нобуйуки Йошида, Сабуро Мацумото (слева направо) https://photocountry.wordpress.com/2-обзор-фототехники/pentax/

В 1957 г. камера Asahi Pentax и серия объективов  Takumar 1:2/58, 1:2.2/55, 1:2.4/58     были представлены.  Это были первые Такумары, а дальше линейку стали развивать и совершенствовать.

Asahi Pentax. © www.taunusreiter.de

Трудно  найти  слова, чтобы  описать  «рисунок»  объектива   Super-Takumar 1:1.4/50.    Да, чем-то он напоминает Planar, но он словно информативно плотнее,   где в каждом миллиметре плоскости изображения больше деталей.   В нем есть и пространство, и объем,  и резкость, и  та  планаровская «атмосферность».   Такое же  «окно в прекрасный мир».  И все-таки Такумар другой. 

 Например, если вы снимаете аллею в парке, с лужами на асфальте, то внутри этих луж, в отражении неба, веток деревьев, будет больше мелких деталей. Больше, чем у Планара.  Словно мелкие детали проработаны тем самым «Орлиным глазом» (Tessar), о котором говорилось выше. Такое впечатление, что Asahi Optical удалось соединить в одном объективе качества схем Planar и Tessar. То есть живой, пластичный, атмосферный рисунок и при этом идеальную проработку и по контрасту, и по полутонам, и по цветовым оттенкам самых мелких деталей изображения. Это сложно описать словами, это нужно увидеть.

Super-Takumar 1:1.4/50

Можно сказать, что Takumar и Planar отличаются характером изображения… но нет, это не характер. Как восточный менталитет отличается от западного, так и творение японских инженеров отличается от творения немецких. Takumar другой.  Он японский.  

С его появлением всему миру стало ясно, что не только Carl Zeiss или Leica могут создавать оптику такого уровня.

Нужно сказать еще об одном качестве, которое впервые проявилось в схемах Tessar и Planar, и было полностью реализовано в Такумарах. Некоторые называют это «микроконтраст»,  и мы далее будем использовать этот термин, так как другого названия этого качества не встречается.

Это способность с высокой детализацией передать множество мелких предметов, находящихся в кадре рядом, вместе, и почти одинаковых по цвету и яркости. Например, каждый отдельный камушек угля в большой куче угля. Все черное, все мелкое, все однотонное. И еще сбоку «забивает» яркий свет Солнца сквозь деревья, отчего эта куча угля кажется просто черной дырой на половину кадра. Вот в этих условиях проработать детализацию каждого камешка угля в большой куче – это и есть способность передать «микроконтраст».

Некоторые утверждают, что такой хороший «рисунок» Такумаров объясняется их радиоактивностью, и что Такумарами вообще опасно пользоваться. Что якобы Asahi Optical применила особые сорта стекла, с содержанием радиоактивного тория, чтобы получить такой совершенный «рисунок». Не буду тратить время на рассматривание этой глупости. Хорошо, что еще в колдовстве не обвиняют… Да, в Такумарах использовался торий. Но он использовался и в множестве других объективов разных известных производителей… Просто об этом не писали так много. Вот здесь можно почитать на эту тему радиоактивности оптики подробнее http://evtifeev.com/8087-radiaktivnyie-obektivyi-takumaryi-takumar.html/comment-page-1#comment-11735

Компания Asahi Optical (тогда уже Pentax) на Такумарах не остановилась. Она еще сделала серию объективов Limited, которую фотографы часто называют «Лимы». Первые объективы этой серии — Pentax FA 43mm f/1.9 Limited, Pentax FA 77mm f/1.8 Limited и Pentax FA 31mm f/1.8 Limited появились в 1998 г. Именно об одном из них, о Pentax FA 43mm f/1.9 Limited сказано в начале нашей статьи (цитата из Popular Photography), что по техническим характеристикам он обошел Zeiss Contax 50/1.4 (классический Planar) и Leica 50/1.4.

Про «Лимы» можно говорить много. Но достаточно сказать одно: многие фотографы выбирали себе камеру от Pentax только для того, чтобы иметь возможность пользоваться объективами серии Limited.

Думаю, что экскурс в историю пора заканчивать. 

 Мы прошлись от объектива Петцваля до «Лимов», отрезок времени в 158 лет, с 1840 г. по 1998 г. 

 И все это время создавались оптические схемы, одна совершеннее другой, с одной целью: получить тот самый лучший, самый неповторимый «рисунок» объектива. Понимаете, создатели объективов тратили свои годы, и создание оптической схемы, обладающей уникальным и неповторимым «рисунком», становилось целью их жизни…   И даже не смешно, а печально, когда сейчас кто-то говорит, что никого рисунка у объективов нет.

Почему-то не произошло так: создали оптическую схему, которая позволяет получить высокую резкость и поменьше искажений, и успокоились.  Но нет, не успокоились. 

 От Петцваля до Пауля Рудольфа, от Carl Zeiss и Leica до Asahi Optical,  все хотели получить объектив с уникальным и неповторимым характером создаваемого изображения. И все созданные оптические схемы действительно имеют свой уникальный «рисунок». 

ТАК ЧТО ЖЕ ТАКОЕ «РИСУНОК» ОБЪЕКТИВА ?

Может возникнуть вопрос: а почему автор описывает «рисунок» объективов словами, а не приложит образцы фотографий? Ответ лежит на поверхности, но все-таки отдельно отвечаю.

Действительно «рисунок» оптики можно увидеть только при рассматривании отпечатка на фотобумаге. Не той …фотобумаге, что для принтеров. А на настоящей фотобумаге, на которую печатают фотоувеличителем и которую проявляют в проявителе. Конечно, можно и на принтере, но это должен быть ну ооооочень хороший и ооооочень дорогой принтер.

Приводить здесь образцы изображения не имеет никакого смысла – разницу вы не увидите. Вот здесь автор поднимает подобную тему про рисунок оптики, и статья содержит фотографии для сравнения. Но видно ли на них разницу в рисунке оптики? Мне кажется, что не особо. https://periscope.com.ua/osnov… 

Это не потому, что разницы нет. Разница есть, просто качество изображения на страничках сайтов и на мониторе ноутбука такое, что «рисунка» оптики мы не увидим.

А некоторые особо продвинутые ищут его там, не находят, и затем пишут, что нет никакого «рисунка» оптики, что это все сказки. Таких статей в Интернете хватает.

Так что же это такое – рисунок? Как ответить кратко и понятно?

Кратко не получиться. Попробую это сделать. Но это моя личная точка зрения.

1. Есть условная теоретическая «идеальная оптическая схема», в которой исправлены все возможные искажения, в которой свет преломляется идеально, не создавая никаких засветок и переотражений… В которой все –все –все выправлено. И еще резкость (разрешающая способность) высокая-высокая… Это тот идеал, к которому сейчас стремятся создатели современных многолинзовых схем.

2. Есть наше зрение, наша схема глаз-мозг, с помощью которой мы видим окружающий мир. Эта схема далеко не совершенна, с точки зрения п.1. И чем дальше мы уходим в совершенство современных многолинзовых схем, тем больше отличается создаваемое ими изображение от того, что мы видим глазами.

3. При создании оптической схемы объектива чем больше мы «поднимаем» один параметр (например разрешающую способность), тем больше «опускается» какой-то другой (например пластика, объем и т.д.). Приходится искать компромисс.

Имеет ли смысл создавать такое изображение, которое мы не сможем полностью увидеть нашим глазом и обработать нашим мозгом? Например, если изображение будет иметь разрешающую способность выше, чем сможет увидеть наш глаз?   Ведь мы все предметы рассматриваем с какого-то расстояния.  Например, картину размером 1м х 2м  мы будем рассматривать с расстояния около 2-3 м, не менее.  А какие мелкие детали может увидеть наш глаз с расстояния 2-3 м?  Но  полутона, краски, мы увидим хорошо.

С точки зрения современных цифровых матриц высокого разрешения — да, имеет смысл создавать объективом такое изображение, с такой огромной разрешающей способностью, которое не сможет полностью увидеть наш глаз.  Матрица его сможет принять, у нее мегапикселей хватит.  В результате сейчас снимок, сделанный полнокадровой цифровой «зеркалкой», можно увеличивать очень сильно, разрешения хватает. Раньше, когда на пленку снимали, для такого увеличения уже надо было изначально снимать на средний формат.

А с точки зрения нашего восприятия изображений, когда наш глаз не имеет такой высокой разрешающей способности? Никакого смысла. Но зато ведь можно, ограничив верхний предел разрешающей способности, «поднять» другие параметры: размытие фона, пластику, объем…

Когда-то мне попалась книга Only Zeiss, Carl Zeiss T*Lens CONTAX, изданная в 1994. Дали посмотреть («почитать») на время. К сожалению, только на английском, русского перевода не было. Пришлось долго разбираться, что там написано. Но это стоило затраченного времени.

Так вот, в объективах Carl Zeiss изначально учитывали зависимость параметров оптической схемы друг от друга, и учитывали пределы разрешающей способности нашего глаза. Создавали такой компромисс параметров, чтобы мы при рассматривании фотографий глазами видели резкое изображение, но при этом и пластика, и объем, и микроконтраст, были на высоком уровне.

Более того, ведь даже оптические искажения (различные дисторсии и аберрации) тоже не стоит «убивать» полностью. Ведь наш глаз тоже видит оптические искажения. И чем мы больше исправим их, тем меньше созданное изображение будет похоже на видимый нами окружающий мир. И это полностью исправленное изображение будет восприниматься нами, как не живое.

Сейчас напишу очень крамольные мысли: есть в окружающем нас мире оптические явления (например движение воздуха над разогретым Солнцем асфальтом), природные явления (например легкий туман), которые очень сложно, почти невозможно снять современной оптикой, с множеством супер просветленных линз. Потому что современная оптика «прорубает» все резкостью и цветом. Или другое: снимешь современной оптикой цветной объект, где одна часть предмета (например) голубая, а другая малиновая или светло-зеленая.. А затем переводишь все в черно-белое, а эти две части слились в одно целое.

А если снимать оптикой 50-30 летней давности, так и горячий воздух над асфальтом виден, и туманы, и черно-белое изображение без проблем получается.

Вот и подошли к главному. Что есть «рисунок» объектива.

Получается, что «рисунок» объектива не что иное,  как идеальная  точка  компромисса его параметров,  позволяющая  сохранить  каждый параметр (резкость, пластика, микроконтраст и т.д.)  на  том  уровне,  который нужен  именно  для  данного  объектива. 

 Для тех задач, под которые создавался данный объектив. 

 Иногда создателям объективов удавалось получить такое сочетание параметров, а значит и такой «характер» изображения, что объектив становился уникальным для своего времени.

Вам нужно снимать ландшафты и (или) архитектуру? Хотите высокую резкость, проработку деталей, микроконтраст? Пожалуйста, вот «Tessar». Он обеспечит исполнение ваших желаний.

А хотите легкость, воздушность, пространство? Пожалуйста, вот «Planar», он также исполнит ваши желания. Рисунок будет, словно окно в сказку, где все счастливые.

А если вам нужно и резкость, и проработка деталей, и пространство, и «воздушность», то вам к Asahi Optical, пользуйтесь  Такумарами  или «Лимами».

А ведь еще есть совершенно по-своему уникальная Leica, есть Nikon, Canon, Minolta. Именно Minolta, а не Sony. Здесь не сказано подробно о них только потому, что есть предел размера текста статьи. А о каждом из этих брендов можно написать много, двумя словами не скажешь.

Свой индивидуальный «рисунок» у каждой оптической схемы, и у каждого производителя. Это как набор кистей и красок, когда используются те, что нужны для выполнения данной задачи. Когда вы попробуете снимать разными объективами, то сами увидите у каждого объектива этот индивидуальный «рисунок».

Да, важное дополнение: чтобы успешно пользоваться этими инструментами, нужно учить  матчасть 🙂    Фотографирование смартфоном, даже с особенным логотипом, не дает этих знаний.  И цифровым фотоаппаратом в автоматическом режиме тоже не дает нужных знаний.  Если матчасть не учили, и нужных знаний нет,  то все равно, чем пользоваться.  Хоть уникальной и дорогой Leica, хоть дешевым корейским Samyang.  Результат  будет  одинаково  никакой.  И никакого  «рисунка»  не увидите.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Хотите продолжения? Попробуйте снимать условно старой, но вечно живой оптикой.

Просто сделайте шаг.

Найдите старый, но вечно живой объектив,  поставьте его на камеру.  На цифровую полнокадровую «зеркалку», или на пленочную камеру. Используя пленочную, вы быстрее во все детали вникните, выучите матчасть.  Отключите «авто» в камере,  и включите голову 🙂

И продолжение будет. Вы сами станете продолжением этой истории, которая началась 07.01.1839 г. 

_______________________________________________________________

Все фотографии и оптические схемы взяты из открытых источников

Фото в заголовке:   The Tetons and the Snake River, Grand Teton National Park.    Ansel Adams, American, 1902 — 1984

Данная статья ранее была выложена мной на площадке КОНТ https://cont.ws/@foranganda/1733728

Комментариев: 10
  1. Спасибо, очень интересно. Удивительно, но разница в «картинке» также очень сильно чувствуется у микроскопов разных марок. Т.е. качество картинки («clarity») которую вы наблюдаете с разными объективами микроскопа различается драматически. Nikon в этой области бьет всех конкурентов. После них все «плоское» и «неживое». Никогда не задумывался чем это обеспечивается, просто всегда предпочитал Никон, но вот сегодня вы приоткрыли завесу 🙂

  2. Статья очень интересная и познавательная.
    Как-то был на выставке Картье-Брессона в музее архитектуры. Был поражён. На фотографии примерно метр длиной и с полметра высотой была снята старая кавказская крепость и на её фоне, наверное, все жители соседней деревни. Подходил и рассматривал вблизи. Фотографии лиц очень чёткие, без искажений. Техника у него, наверное, хорошая была, но и мастер он от Бога.

    1. Это как раз то, что мне не довелось увидеть «живьем» — фотографии, снятые Лейкой. Анри Картье Брессон именно Лейкой снимал.

      1. увлекался раньше, изучал фотографии и объективы, пришел к выводу , объективы леек- маст хэв навсегда, ) имхо, но дорогая зараза, отступился

        1. erema, Снимает не техника. Техника — просто инструмент. Я был знаком с одним человеком, который выиграл Гран-При очень престижного международного мероприятия, организованного Kodak. Этот человек снимал советским Зенитом.

      2. Я думал он какой-нибудь среднеформаткой снимал. Так ещё и напечатать надо фотографии такого размера и такого качества. С возрастом всё больше убеждаюсь, что фотография та же живопись, только с другим способом изображения.

  3. обалденно интересно! благодарность автору :clap:
    было бы так же интересно прочитать про оптические прицелы :bowtie:

    1. Главный Медвед, к сожалению, в оптических прицелах не разбираюсь… Поэтому ничего про них писать не могу

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *